Adult Movie Russian Review
Сделать сайт стартовым
Написать письмо



Реклама


Секс-услуги


Разное
Нак Игорь Владимирович;http://www.popahd.com/


Сайт открылся 17 августа 2004 года.


Книги
«ЗАНЯТЬСЯ ЛЮБОВЬЮ, КАК ПОРНОЗВЕЗДА. ИСТОРИЯ-ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ»

Фрагменты из книги Дженны Джеймсон, написанной ею в соавторстве с Нейлом Страуссом.

25.09.2005

НАКОНЕЦ-ТО!

Начата публикация Книги 2.

Книга 1. Глава 1
В каждой жизни случается момент, когда нужно выбирать между верным и неправильным, между добром и злом. Такие решения принимаются за мгновенья, но последствия длятся всю жизнь. Мои неприятности начались в тот день, когда я выбрала тьму - в день, когда я выбрала Джека.
Мужчины стремятся к достижениям. Они оценивают свое существование своими успехами. Женщины в большинстве стремятся к отношениям. Они стремятся определять эпизоды своего существования мужчинами, которые были с ними. Во всяком случае, пока чему-то не научатся.
Джек был моим уроком.
 
В шестнадцать я наконец-то приобрела груди и волосы на лобке, о чем мечтала с шестого класса. Они появились совершенно неожиданно. И также неожиданно я превратилась из домашней тихони в фигуристую женщину, которую провожают взглядами. Это был кошмар для любого отца.
«О Боже, ты совсем как твоя мать!» - сказал мне папа однажды утром, с сомнением покачивая головой. «Ты выглядишь совсем как твоя мать!»
Как только я почувствовала себя комфортно со своими грудями, мой туалет изменился. Потертые джинсы стали уже; яркие рубашки стали прозрачней; черно-белые пятнистые ковбойские ботинки уступили место высоким каблукам; тишотки теперь заканчивались на животе, а боксерские трусики больше не предназначались лишь для сна. Я выходила в них из дома, задрав их на бедра как можно выше. У меня не было интеллигентных подруг женского пола, которые могли бы мне сообщить, что я выгляжу как девушка легкого поведения. Точнее, как девушка легкого поведения с фигурными скобками на зубах.
Когда я прогуливалась в таком виде по Вегасу, мне нравилось наблюдать, как мужчины замирали и поворачивали мне вслед головы, особенно когда они шли под ручку со своими женами. Я любила внимание. Но всякий раз, когда кто-нибудь пытался со мной заговорить, я заливалась краской. Я даже не могла смотреть им в глаза. Если кто-то делал мне комплимент, или задавал вопрос, я понятия не имела, как отвечать. Я лишь могла произнести, что мне надо в ванную, и спасалась со всей скоростью, на какую была способна
Одним из моих любимых нарядов был красный узкий короткий топ, джинсы «Daisy Duke» и черные ботинки с забавными цепочками вокруг лодыжек. Я пыталась походить на Бобби Браун из видео «Cherry Pie». Когда я уходила из дома, например, на концерт «Little Caesar», мой папа даже бровью не поводил. Я всегда тайно завидовала моим подругам, которые переодевались в автомобилях, потому что их отцы не хотели, чтобы их детки выходили из дома одетыми подобно шлюхам. С четырех лет отец разрешал мне свободно бегать по улицам, но свобода имела свою цену - секреты.
 
Моя подруга Дженнифер была еще в тренировочных брюках и майке, когда я запрыгнула к ней в машину. Пока она переодевалась, я вела автомобиль на шоу, являвшегося финалом недельного байкерского ралли под названием «Laughlin River Run». Мы должны были классно выглядеть: мы обе влюбились в певца из «Little Caesar», и хотели, чтобы он нас заметил.
Он нас не заметил.
Но шоу вскружило мне голову, как и его аудитория. Нас обступали хром, кожа и бородатые лица. Каждый, с кем мы знакомились, открывал нам холодное пиво, предлагал покататься на заднем сиденье мотоцикла, и безрезультатно пытался уговорить нас покурить с ним косячок.
Позднее несколько байкеров пригласили нас на вечеринку в «The Rabbit Hole», в самый уважаемый тату-салон на севере Лас Вегаса. Там были «Hell's Angels», «Satan's Disciples», и «Oudaws», не говоря уже о парнях из «Little Caesar». И по каким-то причинам я не была испугана, хотя и должна бы. Я помалкивала, как обычно. Я просто смотрела по сторонам, и замечала, как все эти психованные парни называют своих подружек «старушками», и обращаются с ними, как будто с домашними животными. Я дала себе слово, что никогда не позволю мужчине так со мной обращаться. К сожалению, это слово оказалось недолгим.
 
После празднества я пришла домой и сказала брату: «Я хочу сделать татуировку».
«Ты уверена?» - спросил он.
«Абсолютно», - ответила я.
Таким образом, в следующую субботу он повез меня в «Rabbit Hole», вместе со своей подружкой Мышкой Меган, крупной двадцатилетней брюнеткой, которая по каким-то причинам смотрела на меня с уважением, хотя я ничего не знала ни о жизни, ни как по ней идти.
Когда мы прибыли, я обратила внимание на большую надпись над прилавком: «Должно быть 18 или больше». Я проигнорировала это предупреждение, и лишь посильнее сжала губы, чтобы не были видны скобки на зубах.
Дверь за прилавком отворилась, и оттуда вышел худощавый, пирсингованный мужчина ростом примерно в 170 сантиметров, с призрачно-бледным лицом, торчащими каштановыми волосами и сатанинской узкой бородкой. Узоры его татуировок, в основном китайские знаки и дикарские символы, бежали по его рукам и закручивались вокруг шеи. Он походил на проблему. Я узнала его, потому что познакомилась с ним и его подругой на вечеринке.
«Что ты хочешь?» - спросил он меня.
Я посмотрела на стену, и увидела два перекрывающихся красных сердца. Я наклонилась над прилавком, пытаясь показать свои груди в надежде, что это не даст ему повода интересоваться моим возрастом. «Я хочу сделать вот эти сердца», - сказала я кокетливо, не отрывая губы от зубов.
«Где?» - спросил он.
Мне нужно было поместить татуировки туда, где их не смог бы увидеть мой отец. Я не знала, боялась ли я его реакции, или чего-то еще. «Можно на ягодицу?» - спросила я нервно. «Нет проблем», - сказал он. - «Иди за мной».
Я испугалась: я не ожидала, что все будет так легко. Неоригинальная подруга моего брата решила тут же, что тоже хочет получить эти сердца, и последовала за нами в дальнее помещение.
 
«Ты такая симпатичная», - сказал татуировщик, доставая иглу из автоклава.- «Сколько тебе лет?»
«Восемнадцать», - соврала я.
Его звали Джек, и ему было 24. Он клеился ко мне, пока занимался делом. Я очень стеснялась, и нервничала из-за татуирования, поэтому едва реагировала.
«Ты бы не хотела поболтать?», - спросил он, когда все закончилось. - «Наверху есть клевая комната, можно послушать музыку?»
«Нет, спасибо», - сказала я.- «Мне нужно домой. Но мне было приятно с тобой познакомиться».
«Ну, а насчет того, чтобы ты дала мне свой телефонный номер, и мы бы поболтали как-нибудь?», - настаивал он.
Я снова отказалась. Я  считала себя милой, невинной, обычной девочкой. Несмотря ни на что, я все еще думала о себе это. А такая милая девочка вроде меня никогда не будет болтать с красивым татуированным парнем, с которым только что познакомилась.
Но ей этого хотелось. На самом деле, ей так ужасно этого хотелось, что она решила сделать еще одну татуировку.
Я убедила себя, что сердец будет недостаточно. Они были слишком обычные. Они не означали ничего, кроме прихоти подростка, указавшего на первую картинку, увиденную им на стенде в тату-салоне. Но если бы сердца пронзала стрела, это было бы круто. И если бы над пронзенными сердцами было написано «разбивательница сердец», это было бы еще более круто. И если бы этот рок-н-ролльный парень из тату-салона потом снова пригласил меня наверх, это была бы полная крутизна. На этот раз я бы не дала застигнуть себя врасплох. На этот раз я бы сказала «да».
Через две недели я вернулась к нему в салон. Когда я вошла через стеклянную дверь, его лицо засияло. Не знаю, что он подумал обо мне, но он явно не ожидал увидеть меня снова. Это позволило мне сделать вывод, что он не пристает к каждой одинокой девушке, которая приходит сделать татуировку. А только к некоторым. На этот раз татуирование не походило на предыдущее, да и на все мои последующие. Наклоняясь надо мной, чтобы взять трафарет или чернила, он гладил мою ногу или терся о мое бедро. Если бы это случилось в прошлое посещение, я была бы в ужасе. Но на этот раз все, что я подумала, было «отлично!»
Закончив, он опять пригласил меня наверх чего-нибудь выпить. В моих планах было сразу же сказать ему «да», но я заколебалась. Я испугалась. В конце концов, он ведь понятия не имел, что мне всего шестнадцать. Когда он уговорил меня подняться, мы уселись на диван, и заговорили о наших жизнях. Он так отличался от меня – такой опасный, такой свободный, и такой несчастный.
Неожиданно, как гром среди ясного неба, он сказал: «У тебя красивые груди».
Мои груди продолжали расти, и я действительно ими гордилась.
«Почему бы тебе их мне не показать?» - спросил он.
И я, как идиотка, сделала это. Я даже не колебалась. Я положила руки на желтый топик, который заканчивался сразу под грудью, и подняла его вверх, выгнув спину наподобие девушки из видео.
У него отпала челюсть. Впервые за весь вечер он не знал, что сказать. Это продолжалось примерно три секунды.
«Все нормально?» - с трудом произнес он.
Мы перешли границу: между нами официально проскочила романтическая искра.
На его левой руке было изображено  несколько китайских идиограмм. «Взгляни», - сказал он, показав на один из знаков, и посмотрел на меня своими нежными, темными глазами. «Он похож на букву J. Я буду говорить всем, что это твое имя».
Сейчас понятно, что он использовал эти узоры для каждой женщины, но я поверила ему, и подумала, насколько это романтично. На меня это сработало.
«Что если я буду твоей подругой?» - спросила я.
«Это подходит», - сказал он.
Большая неоновая предупреждающая надпись должна была полыхать перед моими глазами. Но я была уже увлечена и рассеяна. Большинство парней, с кем я встречалась прежде, были незрелыми старшеклассниками. Джек был совершенно другим. Он был сильным, властным, уверенным, и контролирующим. Я отчаянно искала кого-то, кто бы позаботился обо мне. Я хотела ощущать безопасность, и в тот день я чувствовала себя в безопасности.
 
Но на самом деле, он взял меня той чертой, которая увлекает любую девушку: он был эмоционально закрыт. И я подумала, что я смогу открыть его. Я подумала, что смогу прорваться сквозь его жесткую оболочку, и найти настоящего Джека, чувственного мужчину-ребенка, спрятавшегося за многочисленными татуировками. И поскольку он никогда не говорил открыто о чем-нибудь эмоциональном или чувственном, я полагала, что он самый эмоциональный и чувственный человек на свете. И я думала, что я – и только я – смогу пробить воздвигнутые им стены и превратить его в «плохого парня», возлюбленного, о котором всегда мечтала. Как смешно.
Теперь я знаю, что если вы встречаетесь с кем-то в надежде его улучшить, у вас нет настоящей любви. Вы просто медсестра. Простая истина, и самая трудная вещь для понимания многими женщинами состоит в том, что вы имеете лишь то, что видите.
Что же до Джека, то не было никакого секрета, почему он любил меня. Он хотел, чтобы я все время была в салоне, и я охотно подчинилась этой обязанности, каждый день проводя в дороге по двадцать пять минут от Маунт Чарльстона до него. Ему нравилось показывать меня своим друзьям, которые были еще старше, чем он, и я радовалась тому, что радуется он. Я была новой девочкой в компании. И я медленно становилась полностью зависимой от него. Однако я никогда не проводила там ночи – у меня был полуночный комендантский час.
 
Спустя несколько недель свиданий Джек сказал мне, что устраивает вечеринку на арендованном им катере. Он сказал, что там будет классно. Там будет много выпивки, клевые девчонки, и он даже заедет за мной в Маунт Чарльстон, чтобы отвезти меня. Я сказала, что поеду, но должна быть дома вовремя.
 
Если бы я могла вернуться назад в мою жизнь, и изменить только одну вещь, то это было бы то самое «да» на поездку в катере. Это была самая худшая ошибка, какую я когда-либо совершала – и не только потому, что пропустила свой «комендантский час». Это было еще не самым болезненным.
 
Перевод Adult-review.ru


Copyright © 2004 Adult Movie Russian Review