Adult Movie Russian Review
Сделать сайт стартовым
Написать письмо



Реклама


Секс-услуги


Разное


Сайт открылся 17 августа 2004 года.


Книги
«ЗАНЯТЬСЯ ЛЮБОВЬЮ, КАК ПОРНОЗВЕЗДА. ИСТОРИЯ-ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ»

Фрагменты из книги Дженны Джеймсон, написанной ею в соавторстве с Нейлом Страуссом.

25.09.2005

НАКОНЕЦ-ТО!

Начата публикация Книги 2.

Книга 1. Глава 10
В 7, 8 и 9 главах Дженна рассказывает о своих сложных взаимоотношениях с Джеком; о своих опытах с наркотиками; о том, как она узнала, что Причер насиловал Ванессу; о загадочной смерти Ванессы, которую, по мнению Дженны, убил Причер.
 
 
После похорон (Ванессы – прим.перевод.) Джек, наконец, начал придерживаться дистанции с Причером. Он ушел из тату-салона, и решил открыть свой собственный, вместе с байкерским клубом Мэтта. Что касается инвесторов, то они нашли одного – меня. Я сберегла десятку тысяч долларов от стриптиза. Просто не нашлось столько обуви, которую бы я могла купить. Так что я не только отдала им мои деньги, но еще научилась класть плитку, сверлить и паять. Я проводила в магазине все часы бодрствования, а их было много, потому что я глотала таблетки, чтобы встряхнуться после смерти Ванессы.
В январе мы, наконец, закончили помещение тату-салона. Открытие было назначено на 1 февраля. Тем утром мы пришли в магазин, и не нашли его. Крыша была снесена, окна разбиты, и плитка, над которой я работала с таким трудом, превратилась в пыль и обломки. Три пожарных и одна полицейская машина припарковались рядом.
Кто-то, похоже, кинул в магазин зажигательную бомбу. И я, и Джек знали, кто это был. Одна из худших вещей, которую вы можете совершить в байкерском сообществе – открыть конкурирующий клуб. Причер имеет связи в преступном мире, сказали мне, и если я хочу жить, мне следует держаться подальше от любых дел с тату-салонами и байкерскими клубами.
Поэтому я похоронила себя в работе, раздеваясь по тринадцать часов в день и срывая хороший банк. Это было угнетающе; без Ванессы меня некому было поддержать и отвлечь. Теперь, приходя в клуб, я видела только соперничество, зависть и мелкую ненависть в глазах других девушек.
 
Люди часто говорят, что мир был бы намного лучше, если бы им управляла женщина. Но женщины совершают так же много ошибок, как и мужчины. Просто их ошибки бывают другими. Поэтому правда заключается не в том, что мир был бы лучше, если бы управлялся женщиной, а он был бы лучше, если бы управлялся справедливой женщиной. Когда мужчины участвуют в гонке или в борьбе, они хотят всего лишь доказать свою мужественность или защитить свою честь. Но женщины смотрят на все по-другому. Все наши действия предназначены только для нас самих, а не для славы и почестей. Для самых худших из нас любая другая привлекательная женщина выглядит соперницей и угрозой.
Поэтому без Ванессы у меня не было друзей в клубе. Но как-то раз, днем, я заметила девушку, которой прежде здесь не встречала. Она сидела возле маленькой сцены в дальнем углу помещения. Единственный фонарь создавал вокруг нее ангельский ореол. В то время как большинство стриптизерш в клубе носили дрянные неоново-зеленые обтягивающие топы или бикини в цвет американского флага, на ней был смотрящийся дорогим черный французский лифчик и такие же трусики. Ее плечи укрывал тонкий платок, и мягкие, совершенно прямые, иссиня-черные волосы рассыпались по нему; она имела узкую талию, пухлую круглую попку и груди как кексы, с прекрасными маленькими вишенками сверху. Но что действительно ее выделяло, так это ее осанка; такая же идеальная, как у японской гейши, как будто она вышла из более рафинированного мира. Когда она заметила, что я смотрю на нее, в ее ответном взгляде не было ненависти или отчужденности, как у большинства других девушек в клубе. Она смотрела спокойно. Я не могла себе представить, что такая милая, классная девушка делает в этом месте.
К концу ночи я набралась храбрости поговорить с ней. Она сидела в кабинке, в углу клуба, когда я подошла. «Ты самая красивая девушка, какую я видела в жизни», - сказала я ей.
«Скажи это мужчинам», - вздохнула она. «Все хотят жениться на мне, но никто не хочет заказывать танец». Она сгребла горстку двадцатидолларовых купюр из своей сумочки, и положила их на стол. Я оценила, что банкнот было пять. В те мои стриптизерские дни я очень хорошо вычисляла такие вещи.
«Это все, что я сделала за ночь», - сказала она. «И это была хорошая ночь».
Я сделала почти четыре тысячи долларов на своих постоянных клиентах.
 
«С твоей внешностью ты могла бы стать высшей девочкой в клубе», - сказал я.
«Это не для меня», - ответила она. «Мне это абсолютно не нравится».
«Тогда зачем ты этим занимаешься?»
«Я этим занимаюсь», - сказал она, и помолчала, - «чтобы оплачивать мои счета».
Я решила, что она будет моей подругой, которую я научу всем уловкам, как Ванесса научила меня. «Я была такой же, как ты, когда пришла сюда. Я была самой стеснительной девушкой, какую ты только могла бы видеть. И ты знаешь, как я поднялась? Знаешь выражение - притворяйся, пока не станешь тем, кем притворяешься? Ну, это так и есть. Если ты ведешь себя, как крутая стриптизерша, которая получает по 50 долларов за танец, в конце концов парни начнут платить тебе по 50 долларов за танец. А потом по сотне долларов. А потом по две сотни долларов».
Я проговорила с ней пятнадцать минут, объясняя ей все ходы и выходы, все от и до, чего не делать из того, что ты не должен делать, и чего не делать из того, что ты должен делать. «Здесь не реальная жизнь. Это игра, одна большая игра в мозгогребство. Если ты угадываешь настроение других людей и можешь догадаться, о чем они думают и с кем хотят сейчас поговорить, ты можешь получить выигрыш. Ты не можешь манипулировать собой в душе, но здесь ты можешь притворяться. И ты узнаешь, что сможешь получить все, что захочешь, если будешь правильно себя вести».
Я чувствовала гордость, как будто я была закаленным профессионалом, который делится мудростью и опытом с новенькой девушкой, нуждающейся в этом.
Пока я говорила, она вдруг наклонилась над столом, взяла меня за подбородок, потянула мое лицо к себе, и припала к губам поцелуем. Это не было простое прикосновение губ, или один из тех фальшивых сексуальных поцелуев, которыми обмениваются девушки, чтобы завести мужчин. Это был настоящий, чувственный поцелуй, с языком, проникшим в мой рот. Мое дыхание участилось и голова закружилась. Я была потрясена. И в то же время, я не была потрясена. Это было на самом деле то, зачем я подошла к ней. И я вовсе не хотела помочь ей стать лучшей стриптизершей. Я хотела погладить ее по волосам, почувствовать ее щеку рядом с моей, подержать ее в своих руках. Мне нужно было принять решение за доли секунды. И этим решением было – да. Да, я хотела быть с этой девушкой.
 
Она отпустила мой рот и нежно посмотрела мне в глаза. Я положила руку ей на плечо, и она снова прижалась своими губами к моим. Она целовалась с доверительностью и страстью мужчины. Она скользнула рукой по моему бедру, под мою короткую белую юбку, и задержала ее  у пояса моих трусиков. Я ответила, зарыв свои пальцы в ее волосы на затылке, и оттянув ей голову назад. Она застонала с такой животной страстью, что я сразу ее отпустила. Я не могла и подумать, что эта скромная девушка может быть такой свирепой внутри. Как только это открылось, я ощутила, что мои трусики намокли. Лучший секс сначала бывает в голове.
«Ты хочешь продолжить где-нибудь в уединенном месте?», - прошептала она; ее глаза были влажными, дыхание смешивалось с моим. Мы были в нашем собственном мире, и я хотела там остаться.
Когда она открыла дверь своего дома, я задала себе вопрос: все ли я делаю правильно? Я никогда прежде не была с девушкой, и никогда не думала, что буду. Конечно, я могла бы развлечь Джека, позанимавшись с девушкой перед ним, но это было совсем другое. Сейчас были только я и эта девушка, один на один, ни для чьего-то удовольствия, а только для нашего собственного.
Как только мы вошли, она обхватила руками мою шею, прижала меня к стене, и втолкнула язык мне прямо в горло. Если бы это сделал мужчина, я бы испугалась. Но с ней это было очень возбуждающе. Она стянула рубашку с моих плеч, и начала медленно облизывать меня вокруг грудей, приближаясь к соскам и проводя руками по изгибу моей спины. Ее язык и ласки очень сильно отличались от мужских. Хотя она была уверенной и сильной, ее прикосновения были нежнее и заботливее, и они заставляли дрожать мое тело. Я была заворожена, а поскольку это происходило с женщиной, мысль, что я изменяю Джеку, не беспокоила мой разум.
Она повела меня в спальню и стянула с меня юбку. Мои трусики были настолько мокрыми, что я сконфузилась. Сев на меня сверху, она сняла свой топ, расстегнула лифчик, и прижалась ко мне. Я могла чувствовать жар, исходящий из каждой поры ее тела. Я давно не ощущала такой близости.
Она целовала меня так, как будто всегда прежде занималась моей кожей, целовала каждый ее дюйм. Она достигла моих бедер, остановилась, и сжала рукой мою киску. Одно только ощущение тепла – после стольких ласк – вызвало во мне желание взорваться. Когда она, наконец, вошла в меня, я практически уже лезла на стены. Она ввела внутрь один палец, поласкала мою джи-точку и полизала клитор. Посмотрев на меня сверху – ее подбородок был мокрым от моей влажности – она спросила, не против ли я, если она использует игрушку. Я сказала, что нет, представив, что она возьмет что-то вроде тонкого красного вибратора, которым будет тереть мой клитор. Но, вместо этого, она нагнулась под кровать, и вытащила спинной массажер сливочного цвета, с длинной толстой ручкой и наконечником, похожим на разбрызгиватель от душа. Непреднамеренно мое тело напряглось. Я оцепенела.
Она накрыла мою киску покрывалом, чтобы вибрация была не слишком интенсивной и прямой, и я начала расслабляться. Понятно, что я оказалась в руках квалифицированного профессионала. Она включила свой чудовищный аппарат, и стала дотрагиваться им до покрывала над моим клитором. Мое тело начало неудержимо дергаться и дрожать, заставляя меня выгибать спину - пока это не случилось. Я взорвалась - много, много раз. Я не могла остановиться. Я чувствовала, будто цветные волны, одна за другой, пробегают по мне. Каждый раз, когда я думала, что все закончилось, мое тело начинало каменеть от следующей серии спазм, и я только запускала свои пальцы глубже в ее шею, и вопила все ругательства из своего словарного запаса, вместе с теми, что придумала тут же, на месте.
Когда все закончилось, я рухнула, и начала смеяться, потом плакать, потом смеяться и плакать одновременно. Это выглядело так, как будто мое тело приходит в себя после травматического шока. Она подползла и обняла меня, гладя мои волосы и слизывая слезы с моего лица. Я никогда в жизни не испытывала такого сильного оргазма.
Той ночью мы катались по кровати много часов, чередуя моменты нежных ласк со страстью с вырыванием волос. У нее был полный арсенал игрушек под кроватью – ни с одной я никогда прежде не экспериментировала – и, казалось, она знает все, что одна женщина может сделать для другой. Когда я взобралась нее, она кричала так громко и металась так яростно, что сломала прикроватную лампу. Соседи должны были подумать, что ее убивают.
Когда на следующий день я уходила из ее дома, я чувствовала эмоции из своего уже подзабытого опыта. Я чувствовала любовь. Я была поражена этой женщиной, и я хотела быть с ней опять. Она дала мне чувство защищенности, которого я никогда не имела с Джеком. Мы так соответствовали друг другу эмоционально, что едва ли нуждались в разговорах. Я была смущена. Я лесбиянка? Или я натуралка? Я люблю ее? Или я люблю Джека? Или это просто приятное воспоминание после сексуального высвобождения? Так много вопросов крутилось в моей голове. Но в целом я была счастлива. Я чувствовала безопасность. А моей жизни это было редкой вещью.
Да, и если бы я еще знала ее имя.
 
Перевод Adult-review.ru
 


Copyright © 2004 Adult Movie Russian Review