Adult Movie Russian Review
Сделать сайт стартовым
Написать письмо



Реклама


Секс-услуги


Разное
отдых Перово индивидуалки;кунилингус в разделах сайта


Сайт открылся 17 августа 2004 года.


Книги
«ЗАНЯТЬСЯ ЛЮБОВЬЮ, КАК ПОРНОЗВЕЗДА. ИСТОРИЯ-ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ»

Фрагменты из книги Дженны Джеймсон, написанной ею в соавторстве с Нейлом Страуссом.

25.09.2005

НАКОНЕЦ-ТО!

Начата публикация Книги 2.

Книга 2. Глава 1
Амбер Линн, Джинджер Линн, Порше Линн, Гипатия Ли, Хитер Хантер, Нина Хартли, Эйша Каррера, Саванна. Все они, наряду с другими 491 адалт-моделями и фильм-стар, имели одно общее: в молодые годы они все смотрели в объектив камеры Сюзи Рэндалл. И больше всего на свете я тоже хотела смотреть в объектив этой камеры.
С тех пор, как мне исполнилось десять лет, я делала свои фотографии и изучала их, в надежде, что я достаточно привлекательна. Я не хотела быть просто моделью; я хотела быть лучшей, самой снимаемой, самой известной. Я хотела, чтобы люди говорили: «О, я знаю Дженну! Я видел ее в сотнях журналов». И примером для меня была Сюзи Рэндалл. Она начинала бизнес в шестидесятые годы в Британии, где работала в больнице, а по вечерам моделировала. Она всего лишь хотела подзаработать, чтобы оплачивать счета, пока ее муж пытается написать книгу. Но когда книга была закончена, она продолжила моделирование. Кроме того, она делала обнаженные фотографии некоторых своих великолепных подруг, и ее работа однажды попала на глаза Хью Хефнеру, который нанял ее, чтобы она снимала для него. Возможно, после того, как она опубликовалась обнаженной в «Хастлере», Хефнер уволил ее, и она стала желанной девушкой для «Пентхауза», «Хастлера», и всех мужских журналов, какие только лежали на прилавках. Я хотела, чтобы она обратила на меня внимание. Именно это мне и пообещала Джулия Партон.
«Если мне понравятся фотографии, которые мы сделаем», - сказала она в тот вечер, - «я передам их в руки Сюзи Рэндалл».
 
Фотографии на самом деле не снимались специально для журнала «Пентхауз». Джулия и фотограф были «скаутами»; они зарабатывали деньги, посылая снимки главным фотографам в бизнесе – Сюзи, Стивену Хиксу, Эрлу Миллеру, Кливу Маклину. И если бы кто-то нанял меня, Джулия получила бы свой процент. Она также была «скаутом» для «Плейбоя», но у меня не было желания попадать в ту лигу. Женщины в «Плейбое» выглядели слишком зрелыми. Поэтому я стремилась к более достижимой цели: к журналам моего отца, которые лежали повсюду в доме, вроде «Пентхауза» или «Хастлера».
 
У меня не было большого опыта в моделировании. Кроме фотографирования у парня, который бесплатно снабжал лас-вегасские заведения дрянными снимками, моим единственным реальным фотосетом – где я не должна была оплачивать фотографу его работу – была обложка для  «Easy Rider» примерно годичной давности. В мире тату-салонов обложка «Easy Rider» была гораздо более престижной вещью, чем «Пентхауз», «Плейбой» или «Ньюсуик». Поэтому я отправила в журнал некоторые снимки, которые мы делали с Ванессой в самодельной студии. На них были неуклюжие позы, плохое освещение, и они были обесцвечены, поскольку мы почему-то подумали, что так они будут выглядеть профессиональнее.
Однако через месяц мне позвонили из «Easy Rider» и сказали, что поместят меня на обложку. Все, что от меня требовалось – появится в бикини в студии Лас-Вегаса в ближайшую пятницу.
Я отказалась от ночной работы, собрала несколько купальников, и прибыла в студию в 11 утра. Они загримировали меня, и надели мне красный парик. Когда они закрепили мои волосы спреем, приехали Никки Сиккс и Томми Ли из «Motley Crue». Кроме меня, в фотоподборке участвовали Никки и Томми на своих мотоциклах, с девочками на задних сиденьях.
Другой девушкой была Бобби Браун, но не модель-актриса-певица из  «Warrant Video». Это была девушка, которая украла это имя (и потом ее преследовала настоящая Бобби Браун). А поскольку Томми Ли в это время встречался с реальной Бобби Браун, никто не хотел разговаривать с этой девушкой. Я очень переживала за нее, потому что ей было неприятно и тяжело.
Я была так возбуждена ситуацией, что хотела сделать хоть что-нибудь. Я сдернула с себя бикини, и прыгнула на мотоцикл к Никки, обхватив его руками. После съемок я сидела в гримерке, пытаясь стянуть парик, когда туда вошел Никки. Увидев, что я блондинка, он пристал ко мне как банный лист.
«Эй, чем занимаешься позже?» - спросил он. (Рок-звезды никогда не пользуются правилами приличий, как все остальные люди).
«Я работаю», - ответила я.
«Ну, мы могли бы погулять», - сказал он.
«Я бы с радостью, но не могу», - сказала я. «Может быть, в другой раз».
Я не могла поверить, что эти слова вылетели из моего рта. Начиная с тринадцати лет (которые на самом деле были всего четыре года тому назад), я была влюблена в Винса Нейла и Никки Сиккса. Я увешала фотографиями этих двух парней всю мою спальню. (Меня никогда не привлекал Томми Ли, и разумеется,  я стала с ним встречаться год спустя).
Однако Никки не устраивал такой ответ. Он зажал меня в угол, и спрашивал снова и снова, поеду ли я с ним. Каждый раз я отвечала ему «нет», пока он не отстал и, разозленный, не вышел из комнаты.
Когда мой брат в мои четырнадцать лет взял меня посмотреть на их турне «Girls, Girls, Girls», я отчаянно молилась, чтобы Никки заметил меня в толпе и позвал за кулисы. Я упрашивала брата: «Тони, посади меня на плечи!» «Тони, Никки заметит меня!»
И вот, три года спустя, я была наедине с Никки Сикксом и упустила шанс провести ночь в городе с рок-идолом. Нервничала ли я? Нет. Была ли я хорошей девочкой? Нет, черт возьми. Я этого очень хотела. Но дело в том, что у меня были месячные. И поэтому я отказала ему. До сегодняшнего дня, если он вообще меня помнит, он по-прежнему не знает, почему я отказала ему. Потому что, если бы не месячные, я бы трахнула его на всю его оставшуюся жизнь!
 
На моих следующих настоящих фотосъемках, в доме Джулии Партон в Лас-Вегасе, я была уже Дженной Джеймсон. Когда я подписывала релиз, мне было так приятно писать «Дженна Массоли как Дженна Джеймсон». Это походило на рождение публичной персоны.
«Ты выглядишь просто как Ракель Дэрриан», - сказала Джулия, взяв меня за руку и ведя в ванную, чтобы сделать мейкап и прическу.
По-моему, я нисколько не походила на Ракель Дэрриан. Я походила на Саванну. Мой отец подписался на телеканал «Плейбой», и когда однажды ночью я увидела ее в фильме, она остановила мое дыхание. Я не могла понять: как женщина, настолько великолепная, что кажется неосязаемой, может сниматься во взрослых фильмах.
Подражая Саванне, я носила гладкие волосы с челкой. И поскольку я привыкла раскрашивать лицо для сцены в темном стриптиз-клубе, я наложила много грима и черного карандаша для глаз. Все это было отвергнуто Джулией. Она полностью очистила меня, и переделала мне лицо с совсем небольшим количеством грима. Затем она намочила мои волосы, уничтожив многочасовую работу, и сделала меня кудрявой. В комнату вошла стройная рыжеволосая женщина. Джулия представила ее, как свою «жену», и первое, что сказала жена – что я могла бы стать двойником Ракель Дэрриан.
Когда Джулия закончила с моим лицом, я прошла в ярко совещенную гостиную, которая на день превратилась в студию. Все уставились на меня в ожидании. Они хотели, чтобы я начала позировать. Я не знала, что нужно делать, поэтому просто стояла, ощущая себя неуютно в образе, созданном для меня Джулией, и от взгляда фотографа. В конце концов, Джулия отвела меня в сторону.
«Ладно, вот что мне нужно от тебя», - сказала она. «Отведи плечи назад, выставь бедро, и напряги мускулы, как только сможешь».
Потом она поставила меня на четвереньки, для съемок задницы, и попросила посмотреть назад через плечо на камеру. Но так как в этой позиции моя голова выглядела слишком маленькой по сравнению с задницей, она попросила меня изогнуть тело так, чтобы моя голова и попка были на одном расстоянии от камеры, и обе были в фокусе. Я не могла понять, о чем она говорит.
Это было большим испытанием – выглядеть сексуальной и расслабленной, крутя телом в неудобных позах, которые от меня требовала Джулия. Даже для того, чтобы выполнить простую позу вроде взгляда назад из-за плеча на камеру, я выгибалась так сильно, что поясницу схватывала судорога. Когда я сейчас смотрю на эти фотографии, мне понятно, что та сексуальная гримаска, которую я выдаю на камеру, на самом деле просто плохо замаскированная гримаса боли.
 
После того, как я сняла с себя топ, Джулия отвела жену в сторону. Они о чем-то посовещались, а потом поговорили с фотографом. Вскоре все трое уже о чем-то спорили. Наконец, Джулия повернулась ко мне.
«Твои груди настоящие?» - спросила она.
«Да, они настоящие».
И тут же, в унисон, ее жена и фотограф закричали: «Нет! Они не настоящие!»
«Я клянусь, что они мои».
«Тогда почему», - спросила жена, - «когда ты их выдвигаешь вперед, вот в этом месте тоже немного приподнимается?»
«Ну, это мое ребро».
Я не думаю, что они в конце концов поверили, что мои груди настоящие. Возможно, они просто забыли, какими  бывают груди у восемнадцатилетних - крепкими и упругими.
 
После нескольких снимков фотограф попросил меня снять остальную одежду. Я привыкла появляться топлесс, но не с обнаженной задницей. Я почувствовал себя очень неловко.
Как только я обнажилась, фотограф попросил меня встать в позу «подруги невесты».
«Что, мать вашу, это такое?» - спросила я у Джулии. Я не могла себе представить, что это может означать. Поэтому она повела меня в гримерную. Там она рассказала мне о значении терминов «standing bridesmaid», «piledriver», «cowgirl», «reverse cowgirl», «standing cowgirl», «sidesaddle», «doggie», «dirty doggie», «scissor», «scissor mish», «sixty-nine», «standing sixty-nine», «blow job», «reverse blow job» и «wheelbarrow», большинство из которых, к счастью, мне не нужно было запоминать, потому что они требовали партнера.
Как только я справилась со всей обязательной программой, фотограф захотел «American split».
Быть голой нелегко, но раздвигать ноги – еще хуже. Я не представляла, что будет так страшно сидеть с раздвинутыми ногами в ярко освещенной комнате, заполненной одетыми людьми. Они мне что-то кричали, но я не могла понять, чего они хотят, пока не решилась спросить. Они объяснили, что хотят «шире».
Дальше было еще хуже.
«Ладно», - сказал фотограф. –«Теперь покажи мне розовое!»
«О чем вы говорите?» - переспросила я.
«Хм», - ответил он. «Ты должна раздвинуть свои губки примерно вот так». Он опустил два пальца вниз и медленно развел их.
Хотя я на самом деле хотела ему понравится, я не могла. Когда появляется новая задача, мне обычно требуется пойти домой и попрактиковаться в одиночестве, прежде чем показаться на людях. И демонстрация моих внутренностей перед незнакомцами была настолько устрашающей, что я вместо раздвигания губ пальцами, наоборот пыталась их прикрывать.
Я чувствовала себя неудобно по многим причинам. Это было в первый раз, фотографом был парень, и он был настолько молчалив, что я не могла понять – делаю ли я все так, как он хочет, или я все на хрен порчу. Я ужасно хотела ему понравится, и чтобы мои фото попали к Сюзи. Но он говорил мне только «шире», «раздвинь немного шире», «оттяни немного вверх».
Они работали со мной семь часов, и лишь потом отпустили. Я поклялась, что в следующий раз покажу им так много «розового», что они подумают – это восход солнца.
 
Но второй день наших съемок был еще ужаснее: мы снимали на открытом воздухе у Красных Скал, груде выжженной земли к западу от Вегаса. У нас не было разрешения, поэтому мы работали по принципу «снимаем и убегаем». Мы забрались на изолированный участок, разложили одеяло, я скинула одежду и пыталась быстро вспоминать позы, поскольку в  любую секунду мог появиться случайный турист, блуждающий по горам. Скоро там собралась целая толпа, из-за которой я не могла показать «розового» больше, чем днем раньше.
После возвращения домой я была уверена, что достала их, и они никогда больше не захотят меня увидеть. Никто не предупреждал меня о «стоячей подружке невесты» или об «американском разрезе», или о «горячих взбитых сливках с розовой вишенкой сверху».
Но через два дня в моей квартире зазвонил телефон. Это была Сюзи Рэндалл.
 
Перевод Adult-review.ru
 


Copyright © 2004 Adult Movie Russian Review