Adult Movie Russian Review
Сделать сайт стартовым
Написать письмо



Реклама


Секс-услуги


Разное

Книги
«ЗАНЯТЬСЯ ЛЮБОВЬЮ, КАК ПОРНОЗВЕЗДА. ИСТОРИЯ-ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ»

Фрагменты из книги Дженны Джеймсон, написанной ею в соавторстве с Нейлом Страуссом.

25.09.2005

НАКОНЕЦ-ТО!

Начата публикация Книги 2.



Сайт открылся 17 августа 2004 года.


Adult News

День рождения Елены Берковой или Писец подкрался незаметно

12 марта 2007 г.
Как и было уговорено, мы с Голдуевым поехали на такси в заведение, где было назначено празднование Дня рождения любимой слабонервными и легковозбудимыми россиянами суперстар, примадонны больших и малых сценических подмостков, незабвенной, оглушающее популярной и приснопамятной прыгуньи с недостроенных новостроек Елены Берковой.
 
У меня в подарок была припасена книга рекордов Гиннеса за 2007 год, а Голдуев выбрал очаровательный букет цветов.
 
Где-то недалеко от Кремля были какие-то трущобы. Такие трущобы представить себе проще всего, вспомнив стандартную развязку голливудского боевика, где хороший герой имеет схватку с плохим, и в кульминационный момент случайная хрень на тросе сносит плохому пол-башки. Соответствующие случаю декорации оказались в самом центре Москвы, я даже не ожидал. Набережная называлась «Болотная».
 
Пред грудями суровых охранников жалась мужественная кучка нагнанных Голдуевым операторов и прочих персонажей съёмочной бригады. Человек семь бздели пред охранной твердью, крепчая на склизком мартовском ветру.
 
Волевыми усилиями Олега Голдуева ситуация прояснилась, и юноши с камерами попарно проникли внутрь клуба. Меня почему-то остановили, и не пустили. Я стал курить сигарету и созерцать бренность бытия, украдкой вспоминая, как в 1996 году я точно так же ломился на день рождения Жириновского - тьфу, изыйди, не к ночи будь помянут.
 
Через пять минут из клуба вывалился продюсер Берковой Александр Валов, а за ним группа мужественных операторов, семенящих с гордостью Аси Клячиной, которая любила, но замуж не вышла, потому что гордая была. С помощью славной ватаги этих скромных носителей культуры я, через вход для Иных, попал в недра заведения. У раздевалки случилась прикольная мизансцена, когда один из юношей по имени Митя ревниво возник на тему, что типа он должен брать у гостей интервью. Его я успокоил, пояснив, что ни на что не претендую, пусть работает скока захочет. Митя успокоился и осознал, что тоже внутренне свободен, чему мы оба тут же возрадовались, прикольно.
 
Всех тут же окольцевали, повесив на правую руку ошейничек, типа еврейского клейма времён гонений Гитлера на гомосексуалистов. Охранники приверженно играли роли немецко-фашистских оборотней, контролирующих перемещения по ночному Освенциму.
 
По тёмным узким коридорам, тыркаясь как слепые щенки, мы выскользнули в просторную залу невъебательских размеров, где сверкали лазеры. Я заметил декорации, отличающие дорогие клубы от нормальных. Для типичных съёмок эта большущая зала подходила мало, скорее для некоторых сцен в художественных фильмах. Подходящего сценария для данного помещения у меня в съёмочном плане не значилось. Если для обычных съёмок пригоняют с «Мосфильма» дюжину грузовиков с освещением, то для того, чтоб осветить эту залу - надо грузовиков две дюжины, а у меня таких денег нет. Поэтому дёргаться я не стал, а спокойно уселся в полукруглый диван, вереница которых составляла сущность балкона. Мы смотрели на залу с высоты птичьего полёта. Народа почти не было. Я ещё недоумевал: такое помещение - и совсем простаивает… Постепенно, в процессе нашего мероприятия я осознал, что место для празднования дня рождения Елены Берковой есть суть не более, чем один единственный балкон. Между вереницей полукруглых диванчиков и перилами над бездной в узком проходе и будет проходить весь вечер.
 
Продюсер Валов, прячась за спины суровых охранников, настрого запретил снимать других гостей, а только нашу ложу и сцену. Если бы у охранников были бы в руках автоматы, они, несомненно, дали бы пару очередей поверх для подтверждения серьёзности позиции.
 
Ну и хрен с ними. Я жду указаний Голдуева. Ребята мне сообщают, что они работают кучкой, а я буду с Сашей - тем самым, который был на прошлом мероприятии, когда снимали Беркову и Сабрину. У Саши был модный шнур, который он втыкал в видеокамеру, а на другом конце елдел пафосный микрофон, приводящий в смущение любого ответчика. Я выяснил, какие кнопки микрофон включают, и в каком режиме, а больше ничего и не надо. Поехали!
 
Вот к перилам жмутся скромные молодые мужчина и женщина. Голдуев шепчет, что это родители Берковой. Кивает левым глазом, что можно с ними побеседовать. Скромный мужчина оказался Сергеем Берковым, счастливым отцом, а молодая женщина, почти девушка, оказалась Еленой Берковой, мамой Елены Берковой - я аж чуть за перила не свалился от синхронности их наименования. Я задал им несколько традиционных вопросов, они робели, тряслись и переходили на общие фразы. Я понял, что Елена в детстве была очень разносторонним ребёнком и рано проявила самостоятельность. Слюни пускать было некогда, но вообще мне очень хотелось для какой-нибудь следующей жизни иметь таких родителей. Контекст допроса был пафосный, творческий, дочерний. Короче - мне они понравились.
 
Саша-оператор, который ходил со своей бандурой и всё время снимал перебивки – периодически рисовался пред моими очами с заявлением типа «такой-то, такой-то хрен на самом деле не просто фигура в полумраке, а самый настоящий участник «Дома-2». Что такое «Дом-2» я представляю очень смутно, но тем дело, сцуко, интересней. Я пристал к какому-то молодому мужчинке. Оказалось, это господин Нелидов, он был в этом жутком «Доме-2» и вышел живым, а может, не вышел, это я не спросил. Нелидов обстоятельно подошёл к вопросу о рецепции его потенциальных информационных интродукций в социум и убедившись, что я не опасен, сказал много, наверное, кому-то нужных и полезных слов. Оказалось, что он пишет книги, чем тут же и похвалился, помахав третьей по счёту книгой, показав всем, и упившись её блестящестью. Показать-то книжку он показал, но никому не дал, даже мне. Было забавно, потом Нелидов пару часов с глубокомысленным видом посматривал на окружающих, то ли имея в виду научить тех жить, то ли мучаясь комплексом информационной неразделённости нагрянувшими свыше истинами.
 
Честное слово, я не знаю, кто такой Нелидов, но наверное - он что-то умное в книгах пишет; у кого такая книга есть – читайте, а если чего-нить умное найдёте – пишите мне, интересно всё же, не зря же он книжкой махал.
 
Голдуев загадочно созерцал нечто небольшое, стеклянное, стоящее на столе. При ближайшем рассмотрении прояснилось, что он вовсю булькал шотландским виски, намекая мне присоединяться. Голдуев пробулькал, что за соседним полукруглым диванчиком есть такие-то, такие-то люди; по его мнению, там сидели какие-то персонажи, известные из жёлтых газет, типа сына Грызлова. По нынешним временам я сына Грызлова не отличу от дочери Путина. Такие, как говорит Познер, у нас времена.
 
Моё сознание видело профиль какой-то тётки в очках, а больше в очках никого не было. Но Голдуев был упрям, ему мерещилось, что за человеком в очках сидит непременно сын Грызлова. Всё равно говорить с сыном Грызлова мне не о чем. Кто он такой,  я себе не представляю, вопрос задать могу только в контексте самого Грызлова, а тот, как известно, ничем добрым не запомнился, кроме жуткого попустительства беззакония в доблестных и славных, но гнильцевато-оловянных и фитофторозных рядах МВД, в бытность министром МВД, и удушением свободы слова на территории РФ в бытность каким-то там царьком в партии.
 
Я не стал ломать голову без чёткой инструкции. Мы с Сашей обошли гостей, испросили поздравления имениннице. Ой, надо про неё рассказать, а то нехорошо получается! Столько разных слов, а про нежную, милую, блестящую, томную, молоденькую прыгунью с новостроек Елену Беркову до сих пор не сказано ни единого слова.
 
Она подходила к нашему диванчику чуть раньше, но поговорить не удалось. Теперь она заявилась прямо ко мне: «вот она я, красивая, милая, освободившаяся от принятия поздравлений - и вся твоя». Она готовилась взаимодействовать с эгрегором видеопиара, а я, как его слуга, мог использовать минуту для собственного наслаждения. Как только я собрался рассказать о Берковой, как тут же забыл всё, что она говорила. Это по меньшей мере странно, наверное, тоже теряю от неё голову. Помню, что перечисляя её достижения наступившего года, я упомянул про прыжки с 6-го этажа и это её вырубило, она забыла начало вопроса. Но нормальненько так поговорили, все записи у Голдуева. Он хочет сделать фильм «Анатомия Берковой», и таким образом выразить кипящую у него по поводу Берковой страсть.
Чтоб не терять времени, расскажу про всякое разное.
 
Нарисовался Юра Негритянка, диджей с радио «Мегаполис ФМ». Юра был в белом костюме и брылял фибрами души по крайней мере на два метра вправо и влево. Мы с ним «попиздели» - не знаю, как сказать иначе, о всяком, милом и добром, особенно о Берковой. Потом он решил поздравить её танцем, станцевать как-нить по-диджейски. Во, единственный толковый человек на вечеринке! Юра станцевал, Саша снял, а я словил удовольствие.
 
В большой зале появились сотни хмурых слегка танцующих серо-синих людей. Кучкуясь во мгле, они выражали скудные танцевальные идеи.
 
Я сел в ложу, но народ вокруг исчез, а отчего - я так и не понял. По голдуевской версии, в 2 часа должна выступать Беркова. Посмотрел на часы – 2 часа есть, Берковой нет. Странно. В уши бьёт свербящая дрель специфических свиристящих звуков. Дрель столь шумна, что пронзает мозги насквозь. Жуткий грохот. Если бы вы у себя дома на любом магнитофоне или ещё каком новомодном приборе убавили бы на эквалайзере все средние частоты, оставив лишь капельку низких и полностью оставив бы самые высокие, а потом увеличили бы весь звук в целом раз эдак в двести – то вы получили бы представление о нечеловеческом писке той циркулярной пилы, пронзавшей мозги жертв, оказавшихся волею случая в клубе «Рай» в ту незадачливую ночь. Высокие частоты отражались от твёрдой поверхности стенок клуба, создавая особенный цинизм.
 
Потом я разглядел где-то на сцене каких-то девок, которые и были, наверное, Берковой. Потом в ложе появились потерянные люди.
 
Химченко, который, как всем известно, есть суть муж Берковой - никак не мог появиться в зоне досягаемости видеокамеры мужественного Александра.
Первая попытка отойти в край балкона увенчалась затяжными переговорами Химченко с официантами, в которые вмешался вроде Валов, а может не Валов, не помню. Минуты три мы с Сашей стояли, разинув рты, а потом дали самим себе отбой.
В какой-то момент я оказался с Химченко рядом, но не было Саши. Тогда я сказал мужу Берковой, что хочу задать вопросы о том, что он из себя представляет. Тот был не против, но дальнейшее потерялось во мраке свирепых долбозудящих звуков из динамиков.
 
Попытки пообщаться с мужем Берковой продолжались, и в один прекрасный момент Химченко осознал, что надо, пора поговорить со светящейся бандуркой, тем более, что бандурку держал мужественный Саша, а около бандурки был юноша с пафосным микрофоном. Из-за дикого свербения музыки даже плотно прижатые губы интервьюера не гарантировали восприятие звуков речи интервьюируемого, поэтому Химченко нашёлся и увёл нас в какой-то коридор. Я был словно биатлонист, только что сошедший с лыжни и взявший винтовку. Мы встали в закутке, и я начал информационно расстреливать Химченко в упор.
 
В газетах писали, что он «бизнесмен». Я не очень понимаю, как мужик, имеющий в жёнах такую девушку, как Елена Беркова, не использовал момент, и не раструбил на всю страну, какие он великолепные товары производит или какие замечательные услуги оказывает. Теоретически я допускал, что пресса пишет правду, что Химченко может оказаться «питерским бизнесменом», «криминальным авторитетом», или даже кем-то вроде жены Лужкова, которая вроде мультимиллиардерша - хоть чем занимается, никто не знает. Чем она занимается непонятно, где деньги берёт – никому неизвестно, но, однако ж,  вроде - главная баба России, если конечно кто-нить назовёт её «бабой»...
 
Моя интуитивная задача состояла в том, чтобы расколоть Химченко. Может я такой мудак, может его «раскалывать» не надо, может это такая у них игра – неведомо. У меня свербило – а как так никому не известный мужик, «известный питерский бизнесмен» – муж Берковой?! Если «известный питерский бизнесмен» - известный – то пусть и признается, чем он известен, ага!
 
Поскольку к тому моменту Голдуев успел мне перелить из бутылки в желудок посредством стакана достаточно виски, я забыл первый заранее придуманный вежливый вопрос-патрон, и выстрелил в упор вторым.
 
Что из себя представляет Владимир Химченко, муж всеми любимой Елены Берковой, бизнесмен ли он, а если бизнесмен, то какой?
 
Химченко не понял вопроса.
- Продукты..? Колбаса…? – промямлил он, но тут пришла подмога – разборки между какими-то сотрудниками концлагеря, в которые вскоре вмешался продюсер Валов. Химченко принял на себя часть разборок, и скрылся в углу. Вторая попытка выяснить сорт колбасы закончилась жутким свистом, заверещавшим по коридору; разговаривать стало невозможно, и Химченко спасся. Насколько я понял – у них в семье Беркова - муж, а Химченко - жена. Если так, что всё встаёт на свои места
 
В ложе появился начальник клуба «Рай». Я кричал ему вопросы, целясь примерно в серединку барабанной перепонки. Музыка ему нравилась, и жизнью он был доволен. Летает, в частности, в Куршавель, нравится ему там публика. Мне не удалось уговорить его выключить отстойную музыку и поставить что-нить поприличнее, ну хотя бы «Ласковый май». Согнувшись впополам с бокалом шампанского, он что-то говорил, пока не затекла его драгоценная спина.
 
В четыре утра никого в ложе, кроме нас с Годуевым и Саши, не осталось. Выходя из клуба, мы заметили толпу у входа. Зачем в 4 утра стоять в очереди?
 
Первый человек предположительно женского пола серьёзно заявил, что они стоят за колбасой. Тогда я начал с другого крыла очереди. Второй аналогичный человек высказался в том же духе; мне почему-то кажется, он вроде сказал что-то про сардельки, может так, может не так, но глупость ответил – точно. Я не знаю, зачем у людей в голове бзики бегают – может, головы стоявших в очереди из бзиков и состоят? Третий человек сказал какую-то фигню, забыл что, но снова фигню. Я не понимал, зачем они стоят, а справа на людей прыгал Голдуев с вопросом:
- Ну ведь вы Беркову пришли смотреть??? На Беркову??? - Люди пугались незнакомых букв, выкрикиваемых пьяненьким мужичком, и шарахались.
Голдуев думал и до сих пор свято верит, что люди мёрзли в надежде лицезреть живую Беркову, несколько раз прыгавшую с 6-го, не то 5-го этажа.
 
Четвёртый респондент оказался молодым мужчиной, с мобильником в руке. Он ответил, что пришёл посмотреть на этот клуб «Рай», типа распознать, что это такое. Сей ответ так мне понравился, что дальше расспросы прекратились; удовлетворённый, хоть и с жалостью обо мнущихся несчастных людях, мы побрёли с Голдуевым и Сашей-оператором в направлении города.
 
Решили поужинать. В ресторане кушать нам не разрешили, ссылаясь на нетрезвость. Таксиста мы отпустили - что за хрень…
 
Да… Тяжело играть роль корреспондента…
 
Гуляли пешком, потом всё-таки нашли место, где в Москве можно покушать в 5 утра. Над столиком висел экран, там мелькала модная одежда.
- О, мой канал! – пискнул Александр. Оказалось он монтирует 25% материала этого нового телеканала - WFC, российского аналога FTV. На мои претензии, отчего канал такой хреновый и девки не успевают дойти до конца подиума, сменяясь зачем-то мужиками - Саша ответил, как и подобает производителю – с лёгкой робостью и пафосом стучания в грудь, что канал на самом деле хороший. Потом Саша сдулся и попенял на «формат», что их заставляют вырезать пиписьки. Сказал, что когда я буду начальником своего канала, то и буду руководить, как мне вздумается.
 
А на следующший день Голдуев расспрашивал меня, сколько стоит открыть радиостанцию. Как интересно-то…
 
Аминь :)
 
 
Сергей Логинов
 
обсуждение на нашем форуме
Смотрите также
10.10.2004  » Исполнительница / Елена Беркова


Copyright © 2004 Adult Movie Russian Review