Adult Movie Russian Review
Сделать сайт стартовым
Написать письмо



Реклама


Секс-услуги


Разное

Книги
«ЗАНЯТЬСЯ ЛЮБОВЬЮ, КАК ПОРНОЗВЕЗДА. ИСТОРИЯ-ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ»

Фрагменты из книги Дженны Джеймсон, написанной ею в соавторстве с Нейлом Страуссом.

25.09.2005

НАКОНЕЦ-ТО!

Начата публикация Книги 2.



Сайт открылся 17 августа 2004 года.


Adult News

НТВ: «Русское народное порно»

19 марта 2005 г.
 
 
Александр Зиненко
«Профессия – репортер»
 
Диктор: «Эти актеры всегда играют главные роли, но никогда не учат текст. Все, что от них требуется – справка о здоровье, и железная дисциплина на съемочной площадке».
 
Роман (Роман Стрелецкий - Ред.): «Кончать нельзя. Кончать – только по команде режиссера.
 
Титр: «Русское народное порно»
 
Сцена на съемочной площадке с участием Романа Стрелецкого и Милены Лисицыной.
 
Диктор: «По сценарию, девушка тащит молодого человека в постель к подруге. Юноша слабо сопротивляется».
 
В кадре – режиссер Петр (Нестор Петрович): «Стоп! Рома, ты будешь бегать… То же самое… Не раздевайся сам!»
 
Диктор: «Опять все сначала. Актер Рома разрушил режиссерский замысел – сам стянул майку. А раздевать его должны были – девушки!»
 
Режиссер Петр: «Рабочего материала – в день часик… или может час двадцать. Из него режется где-то 15-12 минут… чтобы это живенько все было. То, что вы сейчас смотрите, это кажется все затянутым, и так далее… при быстром монтаже намного веселее».
 
Роман и Людмила выходят с работы. Роман приходит в свою коммунальную квартиру
 
Диктор: «Съемки затянулись. Домой Рома вернулся под утро. Шесть лет назад он приехал из провинции покорять Питер. Снял комнату в коммуналке. Как раз на этой кухне и познакомился со своей будущей женой. О том, что Рома снимается в порнофильмах, Наташа узнала только после свадьбы.
 
Наталья, жена Романа: «В первый раз он пошел в 99 году на это дело. Для меня, конечно, сначала это было дико вообще. Я, например, это воспринимала, как будто он пошел куда-то вот…налево. А потому уже мы… уже как на работу просто сходил, и все. Я стараюсь его понимать. В конце концов, он ведь зарабатывает эти деньги, приносит их в дом…»
Роман: «Взять на ее месте другую женщину, другого человека… наверное, уже давно либо убила меня, или просто бросила… А так… Она просто понимает, что это просто работа… что с этими женщинами, с которыми я просто работаю – я с ними работаю».
 
Людмила (Милена Лисицына) идет по улице вдоль секс-шопов.
 
Людмила: «Ну вот, практически на каждом углу продаются фильмы с моим участием…»
 
Диктор: «Сценический псевдоним Люды – Милена Лисицына. Она сыграла в десяти российских порнофильмах, и даже снялась у иностранных режиссеров».
 
Людмила: «Скажем, никакого стыда, никакого комплекса не было… просто интересно было, что это такое… Личная жизнь – практически то же самое, только людей поменьше…»
 
Кадры семейной жизни Людмилы.
 
Диктор: «Порнозвезда и ее муж Андрей снимают комнату – на квартиру пока не накопили. Ни одного фильма с участием Люды Андрей не видел. Но порнотворчество супруги осуждает».
 
Андрей, муж Людмилы: «Иногда я думал… вот, мы расстанемся, я с тобой больше так не могу…я все, я устал, я хочу нормальной жизни… Потому понимаю, что это так… только внутренние порывы…»
 
Диктор: «Производственные вопросы Андрей с Людой стараются вообще не обсуждать. Сам он сидит без работы, так что жена – главный добытчик в семье».
 
Съемочная площадка.
 
Режиссер Петр: «Ты из-за камеры тащищь Вовку сюда в кровать… и начинаете его раздевать…»
Роман: «Какого Вовку? Меня, что ли?»
Режиссер Петр: «Ну да, тебя…»
 
Диктор: «За шесть лет упорных съемок Рома так и не сделал себе имени. Да и денег не заработал. В русском порнобизнесе – дискриминация по половому признаку. Мужчинам платят в два раза меньше, чем женщинам.
 
Эпизоды из съемок разных фильмов.
 
Роман: «А сто долларов – это в лучшем случае. Потому что бывает и 50, и 70.
 
Армен Оганезов, режиссер: «Основной зритель порнофильмов, и эротических фильмов – мужчина. А мужчине, естественно, интересно увидеть обнаженную женщину в кадре. Соответственно, и требования к актрисам гораздо более высокие, чем к мужчинам. Они должны быть красивые, сексуальные. Ну, а поскольку сняться в порнофильме – это большая смелость, соответственно, это и дороже стоит».
 
Роман: «Хотя работает, на самом деле, мужчина».
 
Диктор: «До того, как Рома попал в коммуналку, он жил в отдельной квартире. А здесь – 14 семей».
 
Роман: «Вот, допустим, иду я на кухню что-нибудь приготовить, или помыть посуду… Мне казалось, на меня все смотрят»
 
Диктор: «Когда Рома впервые оказался на съемках, он был уже внутренне готов работать при свидетелях».
 
Людмила: «Мужчин, которые хотят посниматься, их очень много…  Но мужчин, которые смогут работать, их там один-два человека на сто человек. Потому что это надо обладать здоровой такой частью пофигизма абсолютного, чтобы можно было спокойно работать в нервной ситуации… когда все бегают, кричат… бегают, ставят свет, ставят камеру, говорят: стоп! развернись! ты не то делаешь! … естественно, у очень многих бывает стресс – и все… даже виагра не поможет»
 
Диктор: «Ничего личного, только порнобизнес. На съемочной площадке актеры не должны увлекаться. Если поспешишь, не просто людей насмешишь – съемку сорвешь. Поэтому они думают о чем-нибудь отвлеченном».
 
Роман: «Если я хочу кончить, когда идет съемка, разгар, я стараюсь подумать, как сыграл сегодня наш «Зенит» с московским «Спартаком»… например…Кончать нельзя».
 
Диктор: «Народные порнофильмы – это всегда узнаваемый стиль а-ля рюсс: водка, пироги и девушки в сарафанах.
 
Татьяна Танеева, режиссер: «Чем отличается, допустим, одна модель от другой? Извините за грубость, поперек ни у кого нет. Как отличить ту девушку от этой? Да в принципе, все одинаковы. Значит, надо искать изюминку в другом».
 
Диктор: «Режиссер Татьяна Танеева ищет и находит. Русские народны сказки – вот она, свежая струя в безликом потоке порнопродукции. Жертвами сексуальной эксплуатации становятся любимые детские герои. Девушки не любят Емелю…»
 
Фрагмент из фильма «По щучьему веленью»: «Пошел Емеля с горя на рыбалку. Закинул удочку. И вдруг…Взмолилась щука: отпусти, говорит, меня, я все твои желания выполнять буду!»
 
Диктор: «После удачной рыбалки личная жизнь у парня налаживается».
 
Татьяна Танеева: «Например, смерть Кащея… Смерть Кащея отчего произошла? Смерть Кащея где? В яйце! В каком? Это наш русский фольклор не указывает. Ну, царевна-лягушка у нас вот получилась такая… убийца Кащея… и которая сама, скажем, покусилась на его драгоценное… и избавила мир от злого колдуна».
 
Съемочная площадка.
 
Диктор: «В обеденный перерыв – бутерброды с «докторской» колбасой, и актерские байки про нелегкое русское порно…»
 
Роман рассказывает: «Газель стоит… Газель – машина… Я «говорю» шофера… с девушкой в кабине… на улице идет дождь, ну, примерно, ноль градусов… оператор стоит на улице, открытые двери, и мы работаем…»
 
Кадры из порнофильма «Чапаев»
 
Диктор: «На героях гражданской войны тоже делают бизнес. Легендарный Чапаев теперь громит врагов на половом фронте. Вот белые идут в психическую атаку без оружия. На самом деле, чапаевцам тоже нечем защититься. Русские порноактеры работают без презервативов. Считается, что все должно быть натуральным».
 
Людмила: «Собираемся, вот, завтра мы идем в больницу. Все идут в больницу, сдают анализы… на следующий день кто-то там один приезжает забирать все анализы, или все приезжают забирают анализы… потом показывают, все чистенькие, без всяких проблем… тогда после этого начинается съемка. Без анализов очень редко когда кто снимает».
 
Роман: «Справка – всего лишь бумажка… Допустим, у того же СПИДа, у него инкубационный период три месяца, насколько я знаю… Просто я так уже поднаторел во всех этих делах…  Вот если, допустим, моя партнерша вчера заразилась этим СПИДом, сегодня пошла, сделала анализ, а завтра принесла мне справку… Справка эта не показала ничего, а СПИД у нее уже есть
 
Диктор: «Озвучивать порнофильмы обычно приглашают профессиональных актеров, с поставленными голосами. Войти в роль удается не сразу».
 
Армен Оганезов: «Нужно было правдоподобно, реалистично передать это состояние… Во-вторых, актеры очень быстро утомлялись, пересыхало горло…Ну, а потом, скажем так, они долго не могли войти в рабочий режим. Видя, как там, на экране, люди занимаются любовью, они просто сидели перед микрофоном…  в начале это вызывало у них смех. То есть, они периодически срывались на смех, но посмеявшись так минут десять – пятнадцать, понимаешь, что так денег не заработаешь».
 
Диктор: «Известный режиссер Оганезов недавно ушел из порнокино, и снимает теперь только эротику. Актриса Лера (Немченко – Ред.) озвучивает его первую эротическую картину».
 
Армен Оганезов: «Я стараюсь, чтобы зритель стал соучастником действия происходящего… как бы сопереживал нашим героям. Не показывая ничего, завести зрителя - это наслаждение».
 
Диктор: «Люба учится в техникуме на бухгалтера, а после занятий снимается у американских порнорежиссеров, которые в целях экономии приезжают творить в Россию. Они хорошо платят, но с ними тяжело».
 
Любовь, порноактриса: «Всегда должны быть открыты глаза, всегда должна быть яркость в глазах… и улыбка вообще не должна соскальзывать с лица… ты им должен постоянно улыбаться. Причем улыбаться ты должен не так, как… а должен улыбаться во весь рот, чтобы это было очень хорошо заметно. И там… у тебя улыбка с лица упала – стоп! эту сцену заново. Но извините, вы сексом занимаетесь постоянно вот с такой улыбкой? И постоянно с открытыми глазами вот так? Постоянно искорка в глазах?
 
Люба поет: «Виновата ли я, что мой голос дрожал…»
 
Диктор: «Люба – патриотка русского порно. Своей работы не стесняется, и мечтает стать российской порнозвездой. Хотя понимает – ее порыв никто не оценит».
 
Любовь: «Пугает… В основном, пугает… Сколько я ни общалась с людьми, с малознакомыми, со знакомыми, с незнакомыми – их пугает российское порно».
 
Небольшая манифестация с участием трех пожилых женщин и депутата Сергея Андреева против порнографии.
 
Диктор: «Депутат Законодательного собрания Петербурга Сергей Андреев и общественницы проводят акцию протеста против порнографии».
 
Участница манифестации: «Порнография и эротика – это разные вещи».
Корр: «А в чем разница?»
Участница: «Ну, эротика… это как бы… красиво должно быть, красиво…  Ведь в Индии, они ведь тоже там позволяют эротику… Но не порнографию! Порнография – это… ближе к пошлости»
 
Диктор: «Как точнее провести грань, Людмила Павловна объяснить не успевает. Появляется порномагнат Прянишников, по прозвищу Пряник».
 
Прянишников (разговаривает с манифестантами): «Давайте говорить… Вот у нас есть закон – давайте жить по закону. Нет у нас закона – давайте жить без закона, но тогда не будем спрашивать ни с кого ничего»
 
Депутат Андреев: «Я считаю… была бы моя административная воля, я бы закрыл ваш бизнес, причем нашел бы для этого любые возможности в законе».
 
Прянишников: «Если будет закон, может быть, эту напряженность удастся решить»
 
Депутат Андреев: «Определения порнографии тоже существуют… Они не прошли формулировку самого закона, но как таковая эта категория определена… И в понятийных словарях она существует»
 
Прянишников: «На основании словаря никого засудить нельзя, потому что словарь – это словарь».
 
Офис Прянишникова.
 
Диктор: «Посадить Прянишникова не пытался только ленивый. Статья 242 Уголовного кодекса – «Незаконное изготовление порнографии». Статья есть, а определение понятия «порнография» в законодательстве нет».
 
Сергей Прянишников, продюсер порнофильмов: «Да, до сегодняшнего дня я под следствием… с 99 года. Вот например, я прихожу к следователю по моему делу, он мне дает заключение экспертов… там написано: все это порнография, потому что изображен половой акт с контактом гениталий. Я говорю: отличная экспертиза и очень хорошее обоснование. Кладу ему тут же «Кама Сутру» на стол и говорю: гляди сюда. Изображен  тоже половой акт с контактом гениталий. Это тоже порнография? Он говорит: нет. Я говорю: почему? Он говорит: это старая. Я говорю: отлично, вот это молодое, это старое… Теперь скажи мне, где написано, через сколько лет это молодое станет этим старым? Я в сейфе подержу».
 
Владимир Белянко, начальник отдела по борьбе с правонарушениями в сфере общественной нравственности: «Нужен закон об обороте эротической продукции… Эротических услуг.  Именно федеральный закон, где будет дано четкое и понятное определение, во-первых, порнографии… где будет дано четкое и понятное… либо можно порнографию распространять, изготавливать, либо вообще нельзя, либо есть какие-то ограничения по степени «мягкости-жесткости» порно… До сих пор, пока этого закона нету, уже прошло 12 лет… ну, так и будет».
 
Диктор: «Шесть лет назад, при администрации Петербурга, появилась комиссия по экспертной оценке эротической продукции. Зам председателя комиссии профессор Щеглов проводит экспертизу фильмов Прянишникова.
 
Лев Щеглов: «Детского нет, отношение к сексу игровое, скорее, юмористическое… Не провоцирует агрессивного поведения… Животных не заметил… Оскорбления мертвых нет… Низкопробная жесткая эротика»
 
Диктор: «Что для Щеглова эротика, для других – жесткое порно, и даже хуже. Министерство культуры обвинило Прянишникова в том, что один из его порнофильмов разжигает классовую ненависть. Скандальный порнограф ведет меня по местам своей боевой славы».
 
Зиненко и Прянишников.
 
Зиненко: «Так где вы возбуждали классовую ненависть, Сергей, вот здесь?»
 
Прянишников: «Классовую ненависть? Да, вот здесь, в данном музее Ленина. В комнате Владимира Ильича».
 
Прянишников: «Мы в суде только смогли добиться от представителя Министерства культуры, в чем выражается разжигание классовой ненависти. По словам, было так: вы б только видели, что там в этом фильме… Весь суд – сто процентов внимания. Представляете, там революционные матросы приезжают на телефонную станцию, и начинают заниматься сексом с телефонистками… Ему судьи, типа, не удивил…  Он говорит: а в это время вождь мирового пролетариата из-за этого не может дозвониться до Кремля! Это есть разжигание классовой ненависти».
 
Диктор: «Но и этого Прянишникову показалось мало. Он замахнулся на исторические памятники».
 
Депутат Андреев: «В этой серии были фактически откровенные половые акты на фоне исторических наших символов города, понимаете?...  И для меня слияние под звуки гимна Санкт-Петербургу…животный акт… на фоне… как собаки…»
 
Прянишников: «Мы же снимали «Белые ночи» специально для того, чтобы показать, до чего дошла наша страна. Меня интересовало следующее: что вот это можно снять… совершенно спокойно, никаких головных болЕй…. подойди к любому милиционеру, скажи, что я хочу вот здесь сделать то-то»
 
Диктор: «Прянишников любит рассказывать, как он договорился с милиционерами, когда снимал сцены у Медного Всадника»
 
Прянишников: «Говорим: ребята, у нас здесь свадьба, они «новые русские», они все немножко с головой не в порядке. Он говорит: что поделать, а в чем проблема? Они хотят первую брачную ночь провести прямо здесь. Он говорит: как? Я говорю: ну, «новые русские», что с них взять? Сколько денег стоит? Договорились за триста долларов. За триста долларов, значит, милиция ходила вокруг, и отгоняла всех».
 
Берлин, Германия.
 
Диктор: «В России немецкое порно всегда считалось классикой жанра. Трудно удивить германского порномагната, но узнав о смелом эксперименте Прянишникова, Нильс Молитор долго не мог поверить.
 
Нильс Молитор, порномагнат: «Это рейхстаг, здесь заседают наши парламентарии. Было бы здорово снять здесь фильм, но это невозможно, меня тут же посадят. Снимать порно в общественных местах запрещено. Даже если кто-то возьмет деньги, он потом не сможет спокойно жить, вся Германия его проклянет».
 
Диктор: «Немецкое порно живет по жестким законам. Шокировать добропорядочных бюргеров никто не позволит.
Тихий городок Эссен. Именно здесь находится главная в Германии порнофабрика грез.
Нильс Молитор – из династии порнографов. Сначала его дедушка снимал порно, потом отец. Нильс продолжил семейное дело – производство сурового видео для взрослых.
В России фраза «Дас ист фантастиш!» стала символом немецкого порно».
 
Нильс Молитор: «В самом деле? А я и не знал. Мы это просто так говорим».
 
Диктор: «Сниматься в немецком порно разрешено только с 18 лет, поэтому перед съемкой обязательно фотографируют с удостоверением личности актеров.
 
Оливер, продюсер: «Мы работаем по правилам, которые установили для нас наши власти. Нельзя снимать насилие во время секса, нельзя снимать детей. Поэтому всегда фотографируют документы актеров, чтобы было доказательство – мы не нарушаем закон.
 
Маркус, порноактер: «Это очень тяжелая работа, вы же видите, сколько здесь приборов, очень жарко… да еще столько камер. Сложно сосредоточится».
 
Эмили, порноактриса: «В душе я боюсь СПИДа, все время об этом думаю. Мы сдаем анализы на ВИЧ, гепатит раз в четыре недели. Что поделать – мы же не должны пользоваться презервативом. Риск есть, но все равно я здесь намного больше зарабатываю, чем те, кто вкалывает по 10 часов у станка».
 
Диктор: «За съемку в одном эпизоде платят в среднем 500 евро. За полный рабочий день можно заработать полторы тысячи. Здесь, как ив России, мужчинам платят меньше, чем женщинам. Но актера Кевина, сценический псевдоним Лонг, то есть «Длинный», это не огорчает.
 
Кевин Лонг: «Зато я уже восемь лет снимаюсь. А девушек долго держать не будут. Четыре года – и все, до свидания. Платят нормально, проблема в другом. Я тоже хочу завести семью. Но с этой долбаной работой найти серьезную девушку невозможно. Если женщина тебя любит, она ни с кем не будет тебя делить, даже если секс – твоя работа.
 
Диктор: «С немецкой педантичностью Тобиас готовит свою жену к съемке. Говорят шепотом, чтобы не мешать. Рядом снимают».
 
Тобиас: «Мне нравится, что делает моя супруга. Мы женаты всего два месяца. Сниматься она начала недавно. Поэтому я всегда рядом, поддерживаю ее на съемках».
 
Нильс Молитор: «Многие продюсеры в Германии работают с мужчинами, которые сидят на виагре, или делают специальные уколы перед съемкой. В моих фильмах таким людям не место. Актеры должны это делать с удовольствием».
 
Диктор: «Очередное творение Нильса Молитора внимательно изучат чиновники, присвоят фильму возрастную категорию, и отправят в секс-шоп. Дискуссии о том, эротика это, или порнография, не будет».
 
Нильс Молитор: «Меня приглашали поработать в Россию, но я, честно говоря, испугался. Порнография у вас запрещена, и мне не нужны проблемы. Я с удовольствием бы посетил Санкт-Петербург, но как турист. Говорят, красивый город».
 
Александр Зиненко, репортер: «Пока мы снимали этот фильм, уголовное дело против Прянишникова, которое тянулось пять лет, закрыли. Радостное событие порномагнат отметил на крейсере «Аврора».
 
Прянишников с товарищами пьют шампанское. «За победу! За справедливость!»
 
Прянишников: «В общем-то, особой радости нет. Дело прекратили, но поскольку понятий нету, законов нету, такое же дело можно возобновить заново. И поэтому естественно в любой момент мы можем оказаться в этой же ситуации. Хотелось бы хоть какой-нибудь закон, чтобы он определял порядок работы, что такое эротика, что порнография, что можно, что нельзя».
 
Диктор: «Прянишников верит, что закон о порнографии защитит его от преследования. Милиция надеется, что с помощью закона им удастся упрятать порномагната за решетку. А пока такого закона нет, каждый понимает порнографию по-своему».
 
Коммуналка.
 
Жилец коммуналки: «Мы вот тут живем в общежитии…ну, не в общежитии, а в коммуналке…. сами видите, какие условия….Вот это и называется чистая русская порнография»
 
Диктор: «Своим соседям по коммуналке Рома уже объявил, что из порнобизнеса уходит. И закон тут вообще не причем».
 
Роман: «Для меня женщина перестала быть символом вожделения, как любого нормального мужчины… а это просто предмет работы… просто конвейер. Я не хочу, чтоб так было».
 
Автор: Александр Зиненко.
Эфир 12.03.2005 в 19.30
Смотрите также
07.10.2005  » Исполнительница / Люба Лав
18.08.2004  » Исполнительница / Милена Лисицына


Copyright © 2004 Adult Movie Russian Review